jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Categories:

эк меня колбасит...

вот, к примеру, я пыталась вспомнить, какие у меня были отношения с мальчиками, и какие - с девочками.
в детском садике.
в школе.
после школы.
какие игры, какие развлечения.
Н-да...


Я все детство, сколько себя помню, дралась и ссорилась с братом. Лет до 15, если не дольше. Нас уже в математической школе, где с остальными были хорошие отношения, старались на всякий случай не звать одновременно, и в походы мы ходили в разных группах. Мы дрались постоянно, из-за всего, по поводу и без. Обзывались, обижались. Пакостей не делали друг другу, но непрерывно выясняли, кто старше. Брат еще в детстве обещал, что вырастет – и станет моим старшим братом. И стал: он директор крупной фирмы, его все уважают (хотя мало кто любит), и все уверены, что он меня старше.

Брат, хоть и младший, всегда мне командовал, меня строил и лупил, а я то слушалась (потому что это проще, чем возражать), то бунтовала. Брат при этом до 7 класса вообще ни с кем не дружил и не ссорился, и страшно ревновал меня ко всем приятелям. Он придумывал, или мы с ним вместе придумывали – и реализовывали, причем у брата всегда были очень твердые требования к исполнению: «так и только так». Родители были куда более мягкими и либеральными. А брат требовал подчинения. Я знала, что физически я сильнее, но брат зверел и впадал в ярость, чуть что не по нему – и я предпочитала не связываться.
Мы с ним не играли в обычном детском смысле этого слова, мы предельно серьезно относились к своим занятиям, будь то пещера в сугробе, шалаш или гнездо на дереве. Мы строили, это была ВАЖНАЯ РАБОТА. Сейчас у меня растет такой же серьезный и деловой племянник 4 лет… Он не фантазирует, не играет, он – работает: соединяет шланги, включает провода в розетку, стучит молотком, копает огород.
Во дворе я нормально общалась с ребятами, хотя предпочитала мальчишескую компанию. А вот в детском саду была одна, ни с кем не играла, и ходить туда не любила очень.

В начальной школе тоже были довольно хорошие отношения. В 1-2 классе меня провожал из школы соседский Колька, потом – Витька, а до того очень хорошо помню, какую разборку я учинила обнаружив, что Колян со мной больше не желает дружить, ибо нашел себе приятеля-мальчишку.
Когда жила у бабушки, то ни с кем не ссорилась, но была «белой вороной» в классе, и девчонки меня гоняли, да я их и сама сторонилась, зато с мальчишками вовсю дружила. И в секции дружила. И на даче. А в мат.классе мне нравились мальчики из класса на год старше, и я всячески с ними тусовалась после уроков.
У меня было много разных компаний, и в каждой из них я была почти своя. В мат.классе, в школьной походной компании, на физфаке, в институте… И сейчас примерно та же картина: полно приятелей, полно знакомых, но близких друзей – по пальцам сосчитать. Пока все хорошо, я всем нужна, и все в порядке, да. А когда мне хреново, то я одна, потому что боюсь, что я лишняя, что я напрягаю, и вообще недостаточно хороша.
Мне еще в школе говорили, что я всеми вокруг пытаюсь командовать, и всех строить, как будто вокруг меня сплошные младшие братья и сестры. И сейчас сперва люди подходят близко, потому что со мной интересно, а потом обижаются, и уходят. И с мальчиками, и с девочками картина примерно одинаковая… Очень мало людей, которые меня вообще могут долго выносить.
Слишком много чего хочу, и очень твердо знаю при этом, как надо, и не забываю сказать о том, что делать будем именно так. Если мне сказать уверенно: «нет, мы будем делать по-другому», я сходу соглашусь. Мне не принципиально, чтоб было именно так, как я придумала, мне важно, чтоб было сделано в итоге хорошо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments