jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Category:
  • Music:

Банное 2005 - ну очень подробно. дорога туда


Подробности.
31 декабря
В 19 часов мы сели в поезд № 94 Москва-Магнитогорск. Нас 6 взрослых и 7 детей. До поезда нас провожал Мишка Рязанский, который с нами так и не поехал. Выглядели мы колоритно по пути на вокзал: Мишка нес мой новый огромный рюкзак на 140л, и чехол с 4 парами лыж, а я – два городских рюкзака, гитару и два увесистых пакета. Дети тащили свои рюкзаки, тоже немаленькие.
Итак, едем:
Антон Орлов и Саша Мазо, и их замечательные мальчишки: Егору 5 лет, а Севе почти 3 года.
Юля Глухарева и ее дочка Катька 7 лет
Света Русакова, и ее дочка Муся 6 лет
Лена Попова и ее дочка Ида, 6 лет
Женя Кац, Гришка – 6.5 лет, Галя – 5 лет.
В последний момент к нам присоединилась знакомая Мишки и Насти, Оля, а ее 15-летний сын заболел накануне отъезда, и остался дома. Витьке в последний момент сообщили, что он должен 31-ого вечером дежурить на работе, и они с Машкой, ругаясь, сменили билеты, и добирались через Миасс.
Мы надеялись, что в поезде 31-ого будут свободные места. Как бы не так! Поезд был полон, ни одного свободного места, причем все пассажиры по-своему готовились к встрече Нового года. Мы, например, притащили в лыжном чехле … маленькую елочку, и Антон пристроил ее над столом за держателем занавесок. Елочку нарядили небьющимися игрушками и мишурой, повесили тонкую светящуюся гирлянду, которую нам соорудил Мишка, и наше купе приобрело совершенно новогодний вид. Соседи по купе запаслись неимоверным количеством выпивки , а у нас были с собой всевозможные вкусности, салатики и даже великолепный торт с безе, который сделала Юлька.
Света прочитала детям специальную дорожную книжку «Чук и Гек», а потом я устраивала для детей загадки и конкурсы с призами. Дети получили бархатные раскраски, и принялись из раскрашивать. Мы решили, что в 12 все равно будет слишком шумно, и не стали укладывать никого, кроме Севы. А в 12 мы выпили шампанского, уложили детей спать, и стали им петь песни. Галя уснула у меня на руках, и мы ее потом переложили на ее полку.
Когда я спрашивала, брать ли гитару, все отнекивались, и говорили, что играть не умеют, а оказалось, что и Антон играет, и Света, а не только Витя и Юлька. Пели очень славно, Окуджаву, Визбора, Городницкого, стараясь вспоминать зимние песни. Такое настроение стало хорошее!

1 января.
Ночью я спала плохо: соседи по вагону напились, и мерзкими голосами орали и ругались, пьяно скандалили, ругали друг друга и своего ребенка. Мрак. К счастью, от их воплей наши дети не подскочили, только Егор ворочался, а остальные проспали скандал. Длилось это безобразие до 7 утра, и я под эти вопли заснуть не смогла, так что потом дрыхла аж до 12 дня.
Я подарила Егору игру «кто первый» - типа «крестики-нолики», но 4 в ряд, и фишки можно добавлять только сверху. Егор оценил игру, и вполне толково играет.
Антон взял с собой гениальную карточную игру «SET», и с тех пор мои дети просят, чтоб я им тоже такую сделала. Имеется набор карточек с картинками: 3 разных фигуры, 3 цвета, 3 типа заливки (контур, штриховка, заливка), и количество разное – 1, 2 или 3 одинаковых фигурки. На столе выкладывают 12 карточек, картинками вверх, и все смотрят, и пытаются найти набор, «SET», который может быть только из 3 карточек, причем по каждому из 4 признаков все карточки должны быть либо все три одинаковые, либо все три разные. Скажем, все красные, всех по две, но заливка разная, и фигуры все три разные. Или 1 ромб, 2 овала, 3 червяка, одинаково заштрихованные, но все три разных цветов. «SET» может быть и не один, и дети вскоре научились их отыскивать куда быстрее нас. Играли все – и Егор, и Гришка, и Катя, и Галя с Идой! Только Муся в первые дни стеснялась и дичилась, а остальные вовсю взаимодействовали.
В Самаре долго гуляли и играли в «колдунчики» на платформе.
В целом дети в дороге вели себя весьма прилично, если не считать нескольких драк. Во всяком случае, раньше они больше буянили в пути, и я боялась, что будет хуже.
Вечером снова сидели и пели, и Галя с Гришей долго не спали. Галя скандалила, на руки не хотела, вопила – у нее живот болел…

2 января
Мы встали в 4 утра по Москве, собрали разбросанные по вагону вещи (есть подозрение, что немало всего забыли, например, пакет с бенгальскими огнями пропал, и часть игр тоже), растолкали и одели сонных детей, и вышли в Магнитогорске.
Какой знакомый вокзал!
Полтора года назад мы летом переезжали с Сакмары на Инзер, и наш поезд «Уфа-Сибай» стоял 55 минут в Магнитогорске. Мы тогда успели трижды сходить в магазин, накупить овощей и хлеба, потом играли с детьми, рисовали мелками, смотрели паровоз…
На этот раз мы купили воды и хлеба, и перетащили рюкзаки на площадь, к месту отправления маршруток на Банное. Пока ждали, играли с детьми в здании вокзала в «я знаю пять…», в салки по черным клеточкам, и в «тише едешь – дальше будешь».

В 7.30 сели в маршрутку (420 р со всех), и поехали в Банное. За окнами постепенно светлеет, видны холмы и леса, засыпанные снегом. Впрочем, снега не слишком много.
По дороге, чтоб не укачивало, поем песни, но петь трудновато, тк сидим далеко и почти не слышим друг друга. Спели несколько детских песенок из мультфильмов, потом – «Ночную дорогу» Визбора.
Маршрутку внутрь не пропустили, так что таскаем вещи от ворот к столовой. Идем за ключами к администрации, и тут нам сообщают, что у нас 10-местный номер в одном корпусе, а 4-местный – в другом. Ну и ну! Родители и дети хотят жить вместе, а отдельно у нас остаются Витя с Машей и Оля. Одно место у них свободно, и мы пустили москвича по имени Сергей, с которым Оля в поезде познакомилась.
Мы пришли в свой 5-ый корпус, и некоторое время обалдело обозревали обшарпанную комнату, 2 ряда пружинных кроватей, два стола и три табуретки. И тут мы будем отдыхать. Неделю. 6 взрослых и 7 детей. Н-да… Больше всех была поражена зрелищем Света, остальные были более-менее готовы увидеть обычную палату в обычном пионерлагере.
Ну что ж, выбор не богат, будем осваиваться тут!
Мы распределили кровати, и принялись вываливать из рюкзаков все вещи, чтобы найти свои и детские горнолыжные ботинки, одежду для катания, очки и прочие причиндалы.
Примерно в 11 мы все наконец собрались, взяли лыжи и рюкзаки с ботинками, и потопали на гору. Спросили у проходившей мимо бабушки, где тропа до горнолыжки. Она махнула за дом. Там обнаружилась дырка в заборе рядом с запертой калиткой. Мы думали, что бабка пошутила, но оказалось, что более короткой дороги с открытыми калитками нет.
До горы минут 15-20 с детьми, через разломанную турбазу, потом – через березовый перелесок, и мимо клетки с медвежонком. Дети сперва не увидели обитателя клетки, и бодро полезли под сетку, которая дополнительно огораживает клетку.
Медвежонок небольшой, очень симпатичный, в апреле год будет, звать – Варька. При нас она лопала суп из огромной кастрюли, играла с подвешенной на цепи шиной, ловила палки…

Мы пришли на горку, прошли мимо детского бугеля, и отправились в кассу покупать себе карточки. Опыт прошлого года подсказывал, что нужно брать абонементы на неделю – чтоб в очереди не стоять каждый день.
Скидок для детей нет, и мы им всем сдуру купили карточки, а можно было и не покупать – наши дети бойко пролезали под турникетами, и канатчики к этому относились вполне лояльно. Уже у самой кассы выяснили, что пластиковые карточки нынче не выдают в залог, как в Завьялихе и других местах, а продают по 300р, - и абонемент на неделю стоит 2500 + 300 р за карточку. Неслабо. А детям купили карточки «Свобода», на которые можно добавлять по 500 или по 1000р. Подъем на бугеле стоит 20 р, на креселке 40р.

Галка у меня в этом году на лыжах еще не стояла, и я боялась, что она все позабыла за лето. Мы пошли на детский бугель, и Галка сама сразу на нем поднялась, (без писка и визга не обошлось – она пищала, пока мы стояли в очереди. Потом согласилась попробовать – и наверх приехала очень гордая, что справилась сама!)
Галя помнит, как кататься, и ползает плугом, но вполне уверенно. Второй раз стоять в очереди на бугель мы не стали, и отправились наверх, на креселку. Гришка и все остальные дети сами носят свои лыжи и сами заходят с лыжами внутрь кабинки, а с Галкой мы обычно менялись – она несла мои палки, а я – ее лыжики.
Поехали наверх я со всеми детьми, а вслед за нами Антон и Света. По пути выяснили, на каком склоне меньше всего льда – на том, что налево и еще раз налево, вдоль бугеля. Туда мы и отправились. Антон «пас» Гришку и Егора, Света – Мусю, а я – Галю. Юля с Катей катались на бугеле, потом Юля пошла наверх, а Катя бодро каталась на бугеле одна. А Ида с Леной учились кататься на выкате.
Встретили Слоненка и Юленьку, они живут в Белорецке, и иногда катаются в Банном иногда в Абзаково, а чаще – в самом Белорецке. Они сняли квартиру по 200р с носа, машина до Банного стоит 1000р в два конца, идет около часа. Они сказали, что 28-ого и далее было мягко и приятно, и только сегодня стало так мерзко. Сказали, что очередей меньше всего в Банном, и склоны самые интересные тоже тут, но снега больше в Белорецке.
Нет уж, Белорецк и Абзаково нам не подходят в этом году – там длинный быстрый бугель с тарелками, и дети вряд ли смогли бы на нем подниматься сами. Да и жить под горой удобнее.
Галя в первый день героически спустилась вместе со мной 4 раза, причем в первые два раза она падала просто постоянно – и летела по льду, пища и пытаясь зарубиться на голом льду. Когда мы после первого спуска катились по выкату к подъемнику, я услышала, что Галя поет: «дороги трудны, но хуже без дорог!» Постепенно мы с Галей обе приноровились кататься по узкой полоске снега вдоль края трассы, но на льду меня канты вообще не держат, просто караул!
Нужно срочно точить канты! И себе, и детям! (Надо было бы этим до поездки озаботиться, но я не успела, конечно же)
Антон в 13 увел мальчишек в столовую на обед, а я решила, что не ради столовского обеда я сюда приехала – и осталась кататься дальше. Потом мы раза 4 скатились с Галей на бугеле – я боялась, что Галя устанет, но она оказалась чуть ли не самой выносливой из всех детей.
Часа в 4 мы с Галей вернулись в номер, там спали Муся и Сева, а Антон был с ними. Я устала вполне достаточно для первого дня, но Саша увела детей на склон, и Света тоже собиралась пойти – и я, оставив Галю, и наскоро перекусив, тоже пошла. К тому времени, как мы дотопали, левые трассы были уже закрыты – и мы поехали по правой, освещенной. Ох! Ни разу в жизни мне не было так страшно! Я жуть как не люблю ситуаций, в которых я не могу все сама контролировать. А тут – несет меня по льду, на дрожащих ногах, закантоваться не получается, затормозить – тоже. Почти как во время заноса на машине: ты что-то делаешь, что обычно работает, а сейчас – не хочет. Брр! Я не упала. Я доползла до низу, но удовольствия от этого спуска не получила не малейшего. Склон незнакомый, фонари стоят редко, видно плохо, и под ногами сплошной лед – как наклонный каток! Как сказал бы мой папочка, эталонно мерзкое катание.
Света предложила скатиться еще разок, но я наотрез отказалась. Я не люблю себя насиловать!
Я пошла на бугель, показала что-то Оле, потом мы пошли переобуваться и в столовую – на ужин. Котлеты с макаронами три раза в день меня ну совершенно не впечатляют, но что поделаешь?
Гришка долго ныл, что он ужасно голодный, но потом съел всего две ложки – и уснул прямо в столовой, уронив голову на стол рядом с тарелкой с макаронами. Добрый Антон отнес сонного слоника в номер и сгрузил на кровать, Гришка пять минут тормозил, потом взбодрился, и колобродил до 23.
Антон с Сашей оставили на нас своих детей, а сами ушли на горку и до 22.30 катались, пока крутилась канатка. А мы все разбирали и сортировали вещи, и в итоге начали укладывать детей часов в 10, когда обнаружили, что Севка описался, и ходит без штанов. Почитали, потом спели несколько колыбельных. Севка хныкал без мамы, Гришка с Идой скакали по кроватям, как на батуте. Тут вернулся Антон, и пристыдил Севу, что тот не спит. Сева с Егором мгновенно уснули, а вслед за ними и остальные дети угомонились.

Утром, когда мы только приехали, убогость жилища нас слегка ошарашила, но вечером Антон натянул под потолком шнур для просушки, сделал в шкафу крючочки, переставил столы, все распаковали вещи и разложили их по тумбочкам и складным корзинкам – и наша комната приобрела вполне жилой вид. Ботинки и варежки висели и сушились на батареях, куртки ушли в шкаф, а детские вещи свисали с шнура.
Антон разложил в холле свой ремнабор, и починил молнию на комбезе у Гришки. Мало того, что замочки все поломались за месяц, так еще и ткань никуда не годная – за неделю катания Гришка превратил новый комбез в лохмотья, и в дырки вполне пролезали две руки.
Уложив детей спать, мы сели пить чай со сладостями.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments