jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Categories:

Крым - метеостанция Ай-Димитрий, каньон Узунджа


4 мая
Палатки мы на этот раз поставили довольно тесно, ибо полянка была небольшая.
В 7 утра Галя сонно и испуганно запищала: «Где я?!»
(«Девушка, девушка, где я?» - сразу вспомнилось мне)
Я попыталась ее успокоить, не просыпаясь. Не тут-то было! Галя заявила, что у нее пропал зверек. Маленький, синенький. Вопила она громко, и перебудила почти всех. Все с интересом ждали продолжения.
-хочу своего зверька-а-а!
-Галя, он спит!
-где мой зверек?! А-а-а! Дай мне его-о-о!
-он спит. Он не любит, когда кричат.
Моих ответов Галя, похоже, не слышит вовсе.
-где звере-е-к? хочу зверька-а-!
Я начала уже изрядно злиться, и сказала, что зверек, наверное, уполз на дно спальника. Галя решила, что она отправится его искать. Нацепила на лоб фонарик, долго разворачивалась в устье спальника – и нырнула с фонариком внутрь. Тут уж мы с Сашей расхохотались – зрелище было на редкость комичное. Тем временем Галя сдвинула свою подушку – и рядом с ней показался злополучный мягкий зверек. Я вручила зверька Гале – и все уснули до 9 часов.
А бедный Витя, который в этом походе страдал бессонницей, встал в 7 утра и ушел за водой, и вернулся лишь под самый занавес этого представления.
Утром было холодно, и все вертелись у костра, а собирались очень медленно и вяло.
Вышли в итоге в 12.30, пошли вверх по дороге через буковый лес, перешли еще 2 или 3 ручья, и около 14 по Москве пришли к поляне и метеостанции Ай-Димитрий.
Дети увидели коров и курочек, и очень обрадовались. За молоком велели подойти через час, но мы поленились.
В 14.15 мы прошли мимо родника и озера, и вышли к тому месту, где тропа пересекает ручей. Оставили Бориса на рюкзаках, а сами налегке побежали смотреть каньон Узунджа. В этом году все ручьи и речки полны воды, и водопад в каньоне был великолепен!
Мы с Аллой остались выпасать детей наверху, а остальные полезли вниз – мужики фотографировали, а Юлька искупалась в одной из ванн. Дети разделись и играли в песке над водопадом. Алла стирала и полоскала Левке штаны, стоя над водопадом, но пока Витя прикручивал дальнобойный объектив, чтобы заснять эту дивную картину, Антон громогласно отогнал Аллу от края.
Мы с Ирисой гуляли по полянке, и нашли не только пионы, но и желтый ирис. А еще там росли какие-то мелкие желтенькие цветочки, и ползали божьи коровки.
В 4 мы вернулись к рюкзакам. Небо потемнело, но дождя пока не было, и надо было поторапливаться. Мы пошли по знакомой крутой тропинке к любимой стояночке на Черной Речке. Мишка побежал вперед – место застолбить. А мы шли позади, неспешно, фотографировали цветущие деревья кизила, и пионы, и причудливо изогнутые можжевеловые кусты.
Пока спускались, было жарко. А вечером я почему-то очень сильно замерзла, и никак не могла согреться. А дети при этом плескались в речке совершенно голые – Галя, Катя и Левка. Григорий купаться не полез, и скакал по камням одетый.
Боря и Мишка притащили откуда-то огромную кучу дров, а мы тем временем сварили красную чечевицу. Слопали – и не наелись. То ли она не сразу «доходит», то ли еще в чем-то причина – но все взяли добавку, потом развели еще китайскую лапшу всем страждущим.
Я подсчитала внимательно имеющиеся продукты, перечитала раскладку, и поняла, что мы таки забыли 2 кг крупы, так что на 8-9 у нас еды может не хватить. Ну ладно, выберемся в цивилизацию, и там купим чего-нибудь.
Я так устала, что улеглась спать вместе с детьми – и мгновенно уснула.

Витя спит в одном общем спальнике с Антоном и Ирисой. Сегодня он сделал такое признание:
«Еще никто из тех девушек, с которыми я спал, не обнимал меня за шею так нежно … ногами!»

А еще мы сегодня с Витькой спускались последними по тропе к Черной речке, и я показывала ему то одно, то другое, и восторженно ахала, и радовалась жизни. А Витька, смеясь, сказал, что теперь он знает мою породу. «Ты, - говорит, - Мышь Крымская. А точнее, Мышь Таврическая!»
Да, я очень люблю этот Крым.
Мой Крым – он теплый и пушистый, и немного колючий. Он пахнет чабрецом и можжевельником. Мой Крым – это не пляж, а горы – крутые, каменистые, с невысокими кустиками жестковатой травы, с небольшими белыми ракушками под каждым кустом. В моем Крыму цветет кизил, осыпая все вокруг своими лепестками. Метель из лепестков удивительно красива. А еще в моем Крыму растут буки, тонкие и толстые, с причудливо изогнутыми ветвями и корнями, с дуплистыми стволами, с треугольными орешками… Молодые листочки бука, такие светло-зеленый, гармошечкой сложенные – один другого красивей. А в ажурной их тени цветут примулы – совсем как у бабушки на даче, и подснежники, и пионы, и орхидеи…
Мой Крым звучит для меня, как весенняя праздничная песня: шуршит толстым слоем буковых листьев под ногами, и шорохом камней на сыпухе, и пеньем птиц поутру, и гулким уханьем совы по ночам, и гудением шмелей…
Крым пахучий,
Крым колючий,
Древний Крым…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment