jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Categories:
  • Music:

вот вам и отчет про Московский МаршБросок - ММБ-май 2005

Команда «Зоопарк» - Женька-Мышь, Женечка-Лис и Витька-Тигра

Узнав, что я туда собираюсь, меня все знакомые спрашивали: ну зачем, зачем ты туда идешь?! Чего ты там забыла?! Тебе что, надо с мужиками силами меряться? Или тебе славы и спортивных достижений не хватает? Или в крутости своей хочешь убедиться?
Я и сама не сразу смогла себе ответить – а почему ж мне туда так хочется… Наверное, несколько причин, и сложно выбрать, какая из них важнее. Спорта и приключений на собственный хвост я успеваю себе и без этого обычно найти, бегать я совершенно не умею и не люблю, ориентируюсь далеко не блестяще (если не сказать – откровенно фигово).

Наверное, немалую роль сыграли очень теплые воспоминания про осенний ММБ-lite, на котором мы так замечательно вместе шли с Ваней Лысовым. Шли и общались, и никуда не торопились, - и от хорошего настроения не мерзли, и даже не устали, хотя прошли все, кроме ночного этапа. Я потом еще две недели такая сияющая ходила! Ведь ММБ для меня – скорее маленький поход по ощущениям, а любой поход явно мне интереснее, чем слет.
Я очень люблю Слет Гитарных Школ, и людей, которые там поют, но при этом очень не люблю некоторых, которые там напиваются, и кроме того, на слете я намного меньше общаюсь с природой и лесом, чем в походе. Да и общение с людьми в походе намного интенсивнее. Одна я бы вряд ли пошла на ММБ, и большой командой тоже вряд ли, а вот 2-3 человека, примерно одинаковых по своим силам и возможностям – оптимально.
Идти одной мне лично не слишком интересно, (не страшно, но мне лично - незачем), а в большой толпе обычно ориентируется кто-то один – а остальные честно топают за ним, ни о чем не задумываясь…

В прошлый раз я ходила на ММБ со средним рюкзачком, на 60 литров, на этот раз взяла городской, на 40л – и пенку снаружи – было намного удобнее. Мы взяли на троих один легкий спальник, и было там так тесно и жарко, что я совсем не могла так спать. И снаружи от спальника тоже не смогла – холодно…
В общем, не фига было вынимать в последнюю секунду свой 600-граммовый спальник, мне б его как раз хватило. Спали мы в обе ночи с 12 до 5 утра примерно, и мне было этого откровенно мало – от усталости сводило ноги, все болело, и выспаться не получилось даже близко. А еще я сдуру накануне не выспалась – это было зря…
Еды мы взяли с большим избытком – варить макароны не хотелось совсем, и даже сыр не стали резать, зато слопали кило сырников и кило яблок, немного сухофруктов (сушеный кизил, ммм!) и три раза разводили растворимые кашки Бишоп, даже Витя их лопал вовсю, и пюре – не захотел. Сухарики финские крипс, да еще с плавленым сыром – тоже хорошо пошли. Шоколадки две съели. А мяса не хотелось совсем. Аскорбинка с глюкозой хорошо пошла. И пить хотелось, ибо жарко. Пили воду из всех ручьев и родников, и потом, на выходе, тоже пили много всякого – ряженку, кефир, сок, квас – и никак не могли остановиться…
На этот раз я не забыла фонарик (ай да я!) и почти не взяла лишних вещей.
С погодой повезло очень: жарко, и без дождей, так что запас одежды брали минимальный – и больше не нужно было. Комаров было столько, что хотелось бежать быстрее, а картой работать – как веером. А так – если б не комары – то хотелось бы раздеться и купаться во всем, что глубже, чем по колено.

В электричке и на вокзале было столько знакомых лиц, и столько людей знакомого вида, и с рюкзаками, что я поразилась – неужели столько народу идет на ММБ?! Крутые ориентировщики в обтягивающих лосинах, как молодые, так и весьма пожилые, и крутые туристы, и просто какие-то толпы развеселой молодежи, и семейные парочки, и одиночки… и все они сами, добровольно, хотят два дня бегать по лесам, и искать в лесу компостеры, и ломиться по азимуту сквозь еловые заросли, вырубки и крапиву, и бродить речки, и топать по болотам… Я восхитилась, если честно, массовости мероприятия. Особенно зрелище это меня поразило, когда мы вышли из электрички, и я, оглянувшись, увидела, как платформа Шаликово и тропа к старту заполнена туристами…

Со старта мы спокойненько дошли до места выдачи первой карты, и так же тихо взяли первые два КП. В лесу дивно хорошо, и красиво, и цветов всяких полно. Крапива местами мне по пояс (ну и что с того, что вам она по колено – я-то мелкая!), но это – пустяки. Зато какая там растет купальница!
Второе КП брали уже в темноте, и меня очень впечатлило количество светодиодных фонариков, двигающихся по лесу в разных направлениях. Шли и обсуждали – зачем оно нам? Самое подходящее для меня слово – «динамическая медитация», когда много идешь, то внутри так хорошо и спокойно, никаких тебе нервных подергиваний и дурацких мыслей, все размеренно и четко, и такая правильность в этом есть!
В темноте мы пересекли какое-то вскопанное поле. В темноте я тут же несколько раз провалилась в разной глубины ямки, и сильно потянула на правой ноге ахиллесово сухожилие. Неприятно. Ну ладно, идти можно. Перешли по мостику речку в деревне – и я с радость узрела название речки – Исьма. В этой речке 25 лет назад мои родители меня первый раз «кильнули» на катамаране. Речка эта радостно петляла по всем нашим картам, навевая приятные воспоминания…
После речки и деревни остановились на краю поля на ночь, и готовить ничего не стали, а сразу завалились спать. Вечером возле палатки очки мои вдруг сказали – дзинь! – и одно из стеклышек ускакало в траву. Героический Витя нашел его всего за 10 минут борьбы с комарами, и даже с утра как-то замотал очки, но – увы – ненадолго. Часов в 10 утра очки снова сказали свое коронное «дзинь», и пришлось их убрать. Мир приобрел дивные акварельно-размытые очертания, и от потери резкости в картине мира мне сразу очень захотелось спать.
Встали мы в субботу в 6.30 с небольшим, и непростительно долго тормозили – вышли в 7.30 утра, хотя Женечка подгоняла нас изо всех сил. Есть в 6 утра не хотелось, потопали так, и шли без особых остановок – только на карту поглядывали. После поля долго и тщетно искали указанные на карте дороги, и продирались через елки, и шли вдоль края лесопосадок (еловых, опять же), и пересекали какие-то болотца… а потом я увидела впереди лося! А Женечка с Витькой в это время чуть отстали, и не видели его…
Зато сразу после этого мы вышли на нужное поле, нашли там елку в узкой полосе берез, и решили, что в 9 утра уже вполне можно позавтракать – например, сырниками и яблоками. Надолго останавливаться не хотелось, потопали дальше.
По правой из двух дорог вышли на поле у села Богородское, и пересекли луг наискосок, потом пошли к мосту через Исьму. Там мы решили, что самое время пообедать – в 10.40 – и вскипятили на газу чай, и заварили кашку. Женечка уселась на мосту, и болтала в воде ножками – кроссовки мыла и брызгалась. Витя снял ботинки, и тоже стал ножки мыть, а я поленилась. Расслабились, и тормозили целый час. Сперва собирались идти на КП-4 сверху, спускаясь вдоль ручья, но потом передумали, решив пройти через деревню.
Перешли мост, прошли по деревне (ах, как пахнет там сиренью!), и увидели дивную водокачку.
-Эй, кто там хотел душ? – спросил Витя, указывая на струю, разбрызгиваемую ветром, которая лилась с самого верха водокачки.
-А это идея! – радостно воскликнули мы, и решили, что уж если мы час обедали, то еще 15 минут нас уже не спасут. И мы разделись, и попрыгали под эту дивную струю. Потом побежали дальше, по бревну переползли Исьму. И потом – ее рукав, тоже по бревну. И еще болотце. И старицу. В общем, много там было всяких бревен.
Прошли вниз по берегу речки до вырубки, и по дороге свернули, вроде бы, правильно, но шли подозрительно долго, так что, видимо, уклонились изрядно – вместе с толпой других искателей. Нашли мы болотистый ручей, и кучи народу, которые искали березу. О, гнилых берез было там великое множество. И все они были рядом с тропами – ибо троп там тоже хватало. Но никаких признаков КП.
Мы расслабились, и бегали взад-вперед, часа полтора, если не больше. Хотя сами же в первые же 5 минут выдвинули правильную версию – что мы забрали выше по ручью, и находимся в районе болотистой развилки. Потом плюнули, пошли по тропе дальше. Нашли еще один ручей, и тропу, его пересекающую. А уж какая там была береза – под ней разве что яму не выкопали, ища компостер. Опять решили, что ну его на фиг – и пошли вверх к пионерлагерю. Тут-то мы наконец взяли компас, и нашли от нужного угла забора нужную тропинку – и очень быстро нашли нужную березу и КП – было это в 14 часов.
Пришли на смену карт в 15, получили очередную карту, и потопали дальше – по шоссе через деревню.
Люди у колодца с большим интересом смотрели на нас, и спрашивали, сколько ж еще будет – первые, по их словам, прошли в 7 утра.
В 15.45 нашли 5 КП под корчем на углу поля - взяли запросто, перешли Исьму вброд, прошли вырубку, нашли нужную просеку, и вышли на поле.
В 16.30 взяли КП6 на рябине – оно оказалось совсем не таким высоким – я сама до компостера допрыгнула!
В деревне со смешным названием Женаткино мы видели дивную картину – дорога с колеями, а на ней – промытая расселина метра в 2.5 глубиной, и шириной не меньше метра. Мы по трубе перешли, а вот как там машины оказываются – долго гадали.
После деревни вышли на поле, и там на солнышке и на ветерке, где не было комаров, уселись перекусить. Потом двинули дальше по полю, через шоссе, и прочитали, куда перенесено КП7 – не так уж страшно, нам это вполне по пути. Взяли настоящее КП7 на березе на углу поля, а еще минут 5 повалялись в клевере – не то, чтоб мы услали, но пропустить такую мягкую травку не захотели.
Перешли поле у деревни Гуляй-Гора, и прошли мимо дивного родничка. О! За этот родничок хотелось бы сказать отдельное спасибо организаторам – так было приятно там пройти, и набрать вкуснейшей воды!
Прошли поселок и двинули по дороге. Сперва собирались искать КП-8 сверху, от ручья, но по пути передумали – спустились к реке мимо вырубки, и шли по берегу, ища приток и указанный остров на реке. В 8 вечера взяли КП8, и по азимуту поломились вверх. Прошли две вырубки, и вышли на тропу. И тут на меня навалилась такая усталость, что захотелось лечь спать. Сию секунду. Наплевав на комаров. Ноги отказались двигаться, а голова – соображать. Я принялась спотыкаться так усердно, как будто у меня было как минимум десять ног. (креветка ногами будет весело грести, ага). Ноги радостно заболели всюду, где только могли придумать – во всех суставах и в неведомых доселе мышцах. А тут еще как-то разом натерлись отличные мозоли по периметру ступней, и походка моя стала поистине неотразимой. Зато я сразу прониклась дополнительным уважением к Русалочке.
В общем, известие о том, что КП9 тоже перенесено, я встретила уже без энтузиазма, и хотела только одного – лечь и уснуть. Как я доползла до смены карт, я помню довольно смутно, зато отлично помню, что мы поставили палатку прямо на дороге на просеке газопровода. И вода, которую я там зачерпнула из ближайшей лужи, содержала так много головастиков, что Женечка ее отказалась кипятить. Но чаю мы все же попили, и даже кашку очередную заварили – сладенькую. И в 12 мы улеглись спать. А в 3.30 утра мимо нас протопал Мишка и пошел сразу на финиш, решив на этот раз не ложиться спать.

В 5.15 мы встали, и в 5.45 я вышла. Если это можно назвать – вышла, конечно. Скорее – выползла… после каждой остановки я начинала двигаться с такого черепашьего шага, что минут 5 мне требовалось на то, чтобы начать двигаться со скоростью хотя бы 4 км.ч. наступать на ноги было больно, но терпимо – с вечера было намного хуже. КП № 10 мы решили не брать, и пошли по просеке газопровода к полям. Женечка и Витя вышли минут на 10 позже меня, и догнали меня минут через 40, когда я пересекла поле, и подходила к деревне (на карте конфигурация поля была совершенно не такая, как реально, но нас это не смутило.)
Мы посовещались, что успеть на 11 КП мы хотим чуть больше, чем посмотреть красивый подвесной мост и родники – и потопали через поля. Я к тому времени уже топала куда бойчее, хоть и не так, как в первый день, Витька шел рядом со мной, а Женечка скакала впереди всех на лихом коне, и нервно оглядывалась на отстающих нас. Время нас уже изрядно поджимало – мы имели реальный шанс не успеть на финиш первого этапа.
С края поля мы вошли на протоптанную слоновью тропу через лес, и там Витька заметно сбавил темп – в шортах неприятно бегать по крапиве. Я спустилась и пошла, как и договаривались, прямиком к броду, а они сперва взяли 11 КП, успев друг на друга смачно порычать.
Брод мне оказался как раз по развилку, и очень взбодрил. Так я приободрилась, что тут же упилила по дороге вдоль речки – и на полянке очухалась. Вернулась, и нашла «слоновью тропу». Бежала, все время погладывая на компас – юг, юго-восток – годится, бегом! И вдруг тропа заметалась и растворилась. Тьфу! Я итак опаздываю! Я ломанулась сама на юго-восток и вскоре выскочила на обещанную просеку, перебежала по ней через ручей, и выскочила на финиш, запыхавшаяся, но бодрая. Опоздала на 7 минут.
У костра мы снова расслабились, пообщались неторопливо с Мишкой и с Ильей Валуевым, перекинулись парой слов с Парнасиком, вскипятили воды, поели кашки.
В 10 вышли, и пошли на второй этап. Мишка сперва собирался от нас убежать, но потом пошел с нами. Женечка дала мне одну из своих палочек, но мне это уже не помогло. За утро я стерла ноги еще сильнее, и теперь двигалась скрипуче и мучительно, сама себе напоминая Бабу Ягу с клюкой. Клюка была новомодная, телескопическая, а вот я – хромая и вообще никакая. Вроде, и настроение хорошее, и энтузиазма еще полно, но боль от каждого шага такая, что я не то, что на карту, я и вперед-то с трудом могла смотреть – и то сквозь слезы. Так мы дохромали почти до 14 КП (Витька шел бодрее, но ненамного) – и там решили разделиться. Бодрые Женечка и Мишка помчались вприпрыжку дальше, а мы с Витькой, повалявшись на солнышке, поползли сдаваться цивилизации.
Очень странное ощущение, когда настроение отличное, погода хорошая, и вообще хочется скакать и веселиться, а ты вместо этого ползешь, хромая, и буквально через пару шагов вместо смеха стискиваешь зубы от боли, и голос срывается, и все силы утекают, как сквозь дыру в днище. Обидно было сходить с маршрута, но и ползти дальше, скрипя зубами и не видя ничего – тоже не очень-то умно.
Дохромали до деревни и там Витька нашел машину, которая за «спасибо» отвезла нас на шоссе. Там в 14.45 секли в автобус на Боровск. А до того на остановке с радостью выхлебали ряженку и кефир, и воды, и остатки чая. В Боровске пересели на автобус до Обнинска (цены на билеты приятно удивили в обоих случаях: два человека и рюкзаки – 23 р), а в Обнинске протормозили – и не пошли на скоростную электричку, зато доехали на шикарном автобусе Козельск-Москва прямо до родного Теплого стана.
Мысль о том, что придется два раза спускаться по лестнице, чтоб добраться до дома, смущала меня очень сильно, и шли мы минут 20, наверное.
А настроение все равно отличное, и ничуть не жалею, что сходила.

Мишка рассказывал очень смешно, как он форсировал речку возле 10 КП. Разделся, проверил глубину почти до конца реки - всего 3 м осталось до другого берега, и он вернулся за рюкзаком. Взял рюкзак, пошел - и на последних трех метрах вдруг провалился с головой! И три метра до берега подпрыгивал, держа свой рюкзак на вытянутых руках над головой! как ни странно, ни мобил, на ГПС в кармане даже не намокли!
в общем, "не зная броду - не суйся в воду!"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments