jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Category:
  • Music:

продолжение отчета. для самых настойчивых


21 июля
Мы вышли в 13, перешли Кулагаш по мосту и пошли по широкой тропе. Интересно, откуда она взялась, и где была развилка? Когда мы шли вверх по тропе на Кулагаш, мы специально искали поворот на тропу вдоль Кучерлы, и не увидели его. Местный пастух, которого мы встретили у третьего моста, тоже не смог нам внятно объяснить, где же этот самый поворот. Ну да ладно, так или иначе, мы нашли мост, и это главное.
В прошлом году Мишка и Юля ходили на Большой и на Малый Кулагаш, а потом с Большого Кулагаша уходили через простой скально-осыпной перевал от озера налево, на Тегеек. Спуск по Тегееку им не очень понравился – троп там нет совсем. И Мишка решил разведать путь вдоль Кучерлы, по другому берегу – не там, где все ходят. Если б мы торопились, мы могли бы спуститься с Кулагаша по тропе до третьего моста, и идти по той стороне по широкой тропе. Но мы легких путей не ищем! К тому же, часть пути вдоль Кучерлы мы шли по вполне приличной тропе – до поворота на Тик-Оюк.
Дети бежали вперед очень резво, да еще и грибы по пути собирали – подосиновики и маслята. А еще нам попалось несколько кустиков красной смородины.
Тропа вышла к самой реке, к площадке с березками, серым лишайником и мхом, на краю болотца. Пейзаж очень напоминает Карелию местами, если б река так не бурлила. Похоже, по этому разливу на лошадях можно переправиться, а вот человеческая тропа идет в этом месте чуть дальше от реки, по другому краю болота.
Мы вышли на большую поляну с группой деревьев посередине, и следами стойбища. Судя по карте, скоро будет большой приток Тик-Оюк. Мы вышли с поляны по широкой и набитой тропе, и полезли вверх – а зря! Основная тропа вдоль Кучерлы в этом месте заканчивается, и та тропа, по которой мы полезли, вела вовсе не к переправе (как мы думали сперва), а на верхнее пастбище на ручье Тик-Оюк. Мы карабкались вверх минут 25 по очень крутой тропе, по корням и камням, среди кустов, потом догадались, что мы лезем не туда. Спустились обратно на поляну, и с ее нижнего угла вышли к ручью Тик-Оюк. Разулись и перешли его по колено, потому что ботинки мочить не хотелось – это был едва ли не первый день, когда мы шли так долго в сухих ботинках! После переправы мы пошли вперед, пытаясь найти тропу. Конных следов больше не было, и мы весь вечер ходили по оленьим и медвежьим тропам.
Днем буквально на 20 минут брызнул дождь. Мы спрятались на поляне под большим кедром, и устроили перекус. Впрочем, после этого мы все равно шли мокрые насквозь, тк на все кустах было множество капель.
Мелкие олени, которые называются кабарга, прокладывают очень разумные тропы, обходят камни и скалы, болотца и прижимы, так что идти по ним вполне можно. Иногда, правда, олешки проскакивают между очень близкими деревьями, а вот человек с рюкзаком в такую узкую щель не пролезает. А еще олешек запросто проходит под поваленным бревном, лежащим на высоте около метра. А вот людям в этом месте приходится изрядно покорячиться.
Мы шли по оленьим тропам, и недоумевали, почему все их следы ведут от реки наверх. Мы хотели идти просто вдоль реки, а все тропы упорно карабкались все выше и выше, и не желали идти траверсом.
Мы так устали, что перейдя в 18 очередной ручей, мы легли – и минут 20 не могли заставить себя встать и идти дальше. Слопали шоколадку, и еще час шли относительно бодрые, потом снова скисли. Тропа упорно лезла вверх. Ближе к вечеру эта ситуация начала нас беспокоить, и мы напролом двинулись вниз, к реке. Спуск был «веселый» и не самый приятный – мы скатывались с замшелых валунов, скользили по подгнившим стволам поваленных деревьев, продирались через бурелом, через заросли малины и крапивы, но в итоге оказались на берегу реки, и нашли вполне подходящую площадку у самой воды под кедрами.
Кучерла в этом месте течет настолько быстро, что даже просто подойти к берегу и зачерпнуть воды оказалось не так-то просто. Скользкие камни наклонно уходят в воду, и удержаться на них мне было трудно, а падать в ревущий поток совершенно не хотелось. Я в очередной раз порадовалась благоразумности наших детей, которые на этой стоянке и близко к воде не совались. Пожалуй, группу «чайников» или школьников я бы здесь не рискнула вести. Вечером у костра даже говорить было трудновато – так громко ревет вода!
Дети принялись писать записки о том, что им приготовить после похода на Обжорник:
Вот, что написала Галя: КАКАО, ТОРТ КАК ШАХМАТЫ, И ТОРТ С МЫШОНКОМ, МАРЦЫПАНОВЕ ФРУКТЫ, ПЕРОЖОК С ЯБЛОКОМ, ИЛИ С КАПУСТОЙ И ЯЙЦОМ, МОРОЖЕНОЕ, БЛИНЫ С МЕДОМ ИЛИ СМЕТАНОЙ, ЗИФИР В ШОКОЛАДЕ, ПЛЮШКУ, ВАТРУШКУ, КУРИЦУ, ПЕЛМЕНИИ КОЛБАСУ, САЛО И БУТЫРБРОТ С КАЛБОСОЙ, ПРОЖКИ С СРОМ И УКРОПОМ И ЕЩЕ ЧСНОКОМ, ЖАРЕННЫЙ ЛУК, ПЕРОЖКИ С МАКОМ, ЧЯЙ С ЛИМООМ И САХАРОМ, ШАКОЛАДКА РИТЕР СПОРТ КЖДОМУ ПО ДВЕ МЕДАЛИ ИЗ ШКОЛАДА СЛАДКИЕ ФИГУРКИ КОНФЕТЫ ВСЕ КОТОРЫЕ МЫ ХОТИМ
А Гришка написал так:
ТОРТОВ, ПИРОГОВ, МОРОЖЕННОЕ, ПИРОЖКОВ С КАПУСТОЙ И ЯЙЦОМ, А ТАК ЖЕ ГРЕЧНЕВЫЕ ХЛОПЬЯ С ТОПЛЕНЫМ МАСЛОМ И САХАРОМ И СЫРОМ, Несквик и горячей шоколад, и 10 банок просто згущенки и сырки

22 июля
Мы вышли от реки по очередной оленьей тропе, и эта тропа снова начала карабкаться куда-то вверх. Нам это совершенно не понравилось, и мы попробовали идти без тропы – оказалось, что это намного медленнее, и совсем уж непродуктивно. Мы долго думали, зачем же все тропы карабкаются наверх, и никак не могли понять, где же мы сейчас. Берег представляет собой довольно крутой склон, с огромными каменюками – размером с дачу – покрытыми мхом и лесом, и кустами. Олени прокладывали свои тропы между этими каменюками, и упорно карабкались все выше и выше. В одном месте мы совсем запутались, и долго пытались найти наиболее удобный проход. В итоге мы попробовали лезть выше, но передумали – карабкаться по скалам и огромным замшелым камням нам не хотелось. Вернулись, попробовали идти, не теряя высоты. Тоже не вышло – застряли в буреломе. В итоге мы приняли решение (вообще-то, неверное!), что надо спуститься к самой воде и попробовать идти вдоль реки.
Спускались мы долго, и это тоже не было так уж просто – стволы валялись в 2-3 этажа, а поверх всего этого росли кусты малины. Но в итоге мы оказались у воды, и некоторое время шли относительно бодро. Весь этот день мы шли очень медленно, и за переход в 40-50 минут проходили по 700-900 метров по GPS.
Тропы вдоль воды не было, и завалы тоже местами случались, но идти было все же проще. Вот только одно смущало нас – справа нас неуклонно поджимали скалы. В том месте, где мы спустились, берег был еще относительно лесистый, с отдельными скальными выходами. А чем выше мы шли вдоль реки, тем красивее становились скалы справа от нас – огромные, по 100-150 метров скальные гладкие стены, местами с нависаниями и карнизами, очень красивые, но не очень-то проходимые. Сперва скалы оставляли нам метров 10-15 ровного места вдоль воды, потом – скорее 5-7 метров, и наконец мы пришли. Все. Тупик!
Огромные скалы почти отвесно уходили в бурлящие воды Кучерлы. На другом берегу тоже скалисто, и все ручейки впадают водопадиками. Вода несется со скоростью 2.5 метра в секунду, и подходить близко к берегу не очень хочется. А деваться-то некуда!
Мы все впали в задумчивость. Можно, наверное, попробовать навести переправу и выйти на основную тропу, которая идет по другому берегу реки. Можно. Но провозимся долго, это наверняка. Впрочем, идем мы тут мягко говоря небыстро. Зато тут никого нет, и очень красиво! Но, с другой стороны, продуктов у нас уже тоже совсем немного осталось, а сколько мы провозимся еще, продираясь без тропы – неизвестно.
Витя слазил немного вверх по щели в скале, и сказал, что тут – не пролезть: в самой щели крапива в рост, и под ногами все сползает, а скалы недетские. Мишка стал вычислять, ляжет ли вон та лиственница вон на тот камень, если ее аккуратно спилить, и хватит ли ее длины, и не смоет ли ее мощнейшим течением. Мы с Юлей посмотрели на бурлящую воду и содрогнулись от мысли, что придется переходить по хилому бревнышку через этот жуткий поток. Опыт водных походов приучает к тому, чтобы адекватно оценивать опасность воды. А лиственницы, похоже, не хватало… Витя предлагал вернуться вдоль берега, и поискать более спокойное место для переправы. Нам эта идея не понравилась.
В итоге мы с Юлей надели рюкзаки на себя и на детей, и скомандовали детям : «Вперед и вверх!» Юля лезла по щели первая, за ней – Катя и Галя, потом я, а за мной – Гришка. Мужики, увидев, куда мы карабкаемся, вздохнули и полезли за нами. Щель была наклонная, но не слишком удобная. Вот уж никогда не думала, что мне придется в детском походе, не на привале, не на тренировке, применять свои навыки скалолазания – да еще проделывать все это с рюкзаком! Дети лезли аккуратно и хорошо, и мы довольно быстро продвигались вперед. Больше всего я боялась, что Юля сейчас скажет: «Все! Тупик! Слезаем!» А вот слезать без веревки там было практически невозможно – до того там круто. Вверх еще можно было там вылезти, но вот вниз я бы и сама побоялась спускаться без страховки.
К счастью, таких мест, где Юля бы не смогла пролезть, нам не попалось. А дети у нас цепкие и ловкие, как обезьянки, и чувствуют опасность не меньше нас, так что за них я была уверена. Если взрослый с рюкзаком смог пролезть, то и наши дети пролезут наверняка! Мы бодро пролезли сперва по одной щели, потом по соседней – местами в распор, местами задирая ноги выше пояса, и в итоге выбрались на относительно плоскую ступеньку под огромными кедрами. Река осталась далеко внизу. Умный прибор GPS считал, что мы поднялись по скале на 100 метров по вертикали, и это было похоже на правду. Мы сидели, ели шоколадку, и пытались успокоиться после совершенного на ровном месте подвига. «Ай да мы! Мы ли не молодцы! Ну мы – идиоты! Ну надо ж куда с детьми заперлись! Ай да мы! Нет, сумасшедшие мы все-таки! Ну здорово как! А какая красотища! Все-таки, мы – психи. Такое – с детьми! Ужас! Но мы ведь залезли! Ай да мы! Ну мы даем!» - примерно таков был поток наших восклицаний и эмоций.
Наверху вскоре обнаружились оленьи тропы, которые шли вдоль скал по самому краю обрыва. Похоже, олени любят выходить на площадки над обрывом и любоваться сверху бурлящей рекой. В самых удобных для обзора местах были вытоптаны прямо-таки смотровые площадки, с которых открывался отличный вид на каньон. Иногда такие площадки на скале над рекой называют «бом».
Каньон я до того не видела, хотя и знала о его существовании. В 93-ем году, когда мы стояли у реки Текелюшка, к нам с утра прибежали мужики-водники и попросили тех, у кого есть альпинистский опыт и веревки, пойти и помочь им – у них накануне утонул в каньоне парень, и они хотели попробовать найти труп. Не нашли. Точнее, нашли уже по осени, когда вода спала.
А каньон там очень впечатляющий, огромные скалы с двух сторон почти отвесно падают в реку, и в этой каменной щели несется река. С тропы, которая идет по другому берегу, каньон не видно. На площадке над каньоном мы видели совсем близко черную белочку, но сфотографировать ее не удалось – она спряталась среди ветвей кедра, а потом сбежала от нас вниз по стволу и по скалам.
После каньона тропа шла через суровый и заповедный лес. С деревьев свисают серые нити лишайника. В некоторых местах такой лишайник называют «ведьмины косы». В зарослях скрываются медведи (их следы мы тоже встречали не раз), а бурундуки, мыши и пищухи попадаются очень часто.
Мы долго пробирались среди огромных валунов, а потом вдруг вышли на широкую светлую поляну, заросшую высокой сочной травой. Ручей, который видно среди сыпухи выше поляны, весь уходит в землю, и на поляне воды нет, зато трава там густая и огромная. Просто удивительно, до чего быстро могут меняться пейзажи в этих местах. То суровый лес с буреломом и зарослями колючих кустов, то каньон, то светлый кедровый лес с разноцветным мхом под ногами, то сыпухи и скалы, то вот такие поляны с цветами и бабочками…
К вечеру мы пришли к реке Тегеек, ниже водопада, и нашли переправу. Тегеек в этом месте образует 4 или 5 рукавов, но бродить их – местами по колено, но бывает и по пояс – нам не очень хотелось, и мы перебирались по бревнам. После переправы мы пошли по камням вдоль берега Кучерлы, и нашли себе очень удобную стоянку возле разлива.
Вот теперь у нас еды практически нет – с трудом наскребем на вечер и утро, но отсюда до турбазы на Кучерлинском озере уже совсем не так далеко – завтра наверняка дойдем!
На радостях мы устроили большую стирку, и развесили на веревочках футболки, носки и трусы.
«Будем плавать, загорать,
Наши трусики стирать!»

23 июля
Мы вышли с утра, и пошли вдоль реки вверх. Через некоторое время мы потеряли тропу, и продолжали идти просто вдоль реки (нас уже не удивить отсутствием тропы – мы привычные). Через какое-то время тропа вновь образовалась, и мы вышли к нижнему маленькому озеру, чуть ниже основного. Там девушки купались, а Гришка только разделся, зашел в воду по щиколотку – и купаться передумал: вода-то ледяная!
Еще за полчаса мы прошли вдоль маленького озера, и вышли к вертолетной площадке, и куче лошадиных троп. А там уж и домики турбазы показались. Ура! Мы пришли к своей заброске!
Мы забрали свою сумку с бутылками и пакетами еды, попросили у местных пакет соли (с солью мы в этот раз промахнулись). Хотели докупить и сахара, но вышел облом – мужики сказали, что у них у самих жрать нечего, тк борт должен был прибыть сегодня, а прилетит только 28-ого.
Взволнованная девушка вышла нам навстречу и спросила, нет ли среди нас врача. У них школьник 14 лет шел вдоль Кучерлинского озера, споткнулся на камнях и упал, сильно повредив ногу. Мишка пошел посмотреть, и сказал, что больше всего похоже на разрыв связки в колене и ушиб, а перелома, похоже, нет. Советовал им тихо сидеть тут и дожидаться вертолета.
Мы договорились про баню на 18, а сами пошли через мост на ту сторону озера, и прошли немного вдоль озера. На последней стоянке перед тропой мы поставили палатки, и мужики отправились за дровами вверх по склону. Напилили пней и корней, и притащили кучу дров, хотя вообще на озере так много народу ночует, что дров там осталось уже немного.
Мы пошли в баню, и час там парились. Парилка у них огромная, но не такая жаркая, как внизу у Тани Замчаловой, а сам дом, в котором расположена баня, до того большой и запутанный, что заблудиться можно! Зато перед парилкой есть веранда и пруд, бетонированный водоем на краю озера. Глубина там – метра полтора, так что нырять с веранде мы не рискнули, а спускались по лесенке. Нырнуть в холодный бассейн – это очень приятно после парилки!
После бани мы приползли к своим палаткам, сонные и распаренные. Сварили огромный котел супа с вермишелью, и объелись на радостях.
Мишка поговорил с местным мужиком-охотником по имени Гена, и тот рассказал, где с его точки зрения есть тропы, и где охотники иногда проезжают на лошадях.
Мы обсуждали, не сходить ли нам еще и на Дорошколь, но поняли, что тогда у нас не останется запасных дней на Аккеме – и передумали. А мужик нам рассказал, что некоторые инструктора водят народ на Дорошколь не слева от озера, и потом вброд через Кучерлу, а по другой стороне – прямо от базы, вдоль реки, и до ручья, который впадает в середине озера. А из долины этого ручья простой перевал ведет прямо на озеро Дорошколь. Утверждается, что этот путь даже проще, чем стандартный – по левой стороне озера. Уж очень тяжелая каменистая тропа вдоль озера.

24 июля
С утра к нам пришла девушка, Наташа, и поздоровалась с нами. Мы слегка удивились, откуда она знает, как нас зовут. Оказывается, она читала наши отчеты в Интернете – про наши походы по Алтаю, а потом читала мой ЖЖ. А сейчас Наташа каждый год сама ходит пешком по Алтаю, и в этот день наши пути совпали – она тоже направлялась в долину цветных озер.
Мы довольно долго томозили с утра – Мишка вообще всю ночь не спал, записывая гениальные идеи по работе, которые пришли ему в голову, а Витя с утра ушел фотографировать сказочные красоты и отражения в озере.
Тропа вдоль Кучерлинского озера ничуть не изменилась с 93-его года. Хотя тут в год проходит не одна сотня людей, идти от этого проще не становится. Огромные камни, бревна, корни, гладкие от множества рук стволы деревьев, за которые все хватаются.
Вообще, Алтай – очень значимое для меня место. И походы, начинавшиеся в Тюнгуре, я помню сейчас примерно одинаково подробно – как шли, кто что сказал, куда собирались, и куда пошли. Один поход только что закончился, и был в июле 2005-ого, другой поход был в августе 1997-ого, с Гришкой в пузе, третий – в августе 93-его, с Борисенкой… вот и сейчас – иду вдоль озера, и кажется, что эти камни и деревья узнают меня в лицо, мы с ними – давние знакомые…
Идти вдоль озера нам было очень жарко. Катька, которая плохо переносит жару, начала вопить и подвывать, и мы несколько раз останавливались для купания.
В середине дня мы прошли большой мыс и пару площадок в дальней части озера, а потом начали подниматься вдоль большого ручья, который впадает в дальнем конце озера. Тропа очень сложная и крутая, мы карабкались там с большим трудом. Даже по скале над каньоном было проще лезть, чем по этим земляным осыпям и огромным камням. Тропа невероятно крутая и не очень заметная, идти очень тяжело. А под дождем здесь, наверное, совсем скользко и противно…
Мы поднимались переходами буквально по 20-25 минут, так тяжело шлось. Рюкзаки полны еды, и это, конечно, приятно, но идти от этого не легче! В какой-то момент река уходит под камни, и дальше мы поднимались уже вдоль сухого русла. Говорят, раньше ручей все время тек поверху, но в 2002-ом тряхнуло, и вода ушла под осыпи. Сохранились площадки для стоянки в лесу, над бывшим ручьем – но воды там нет.
Мы поднялись почти до границы леса, и там было несколько приятных стоянок. Перешли небольшой кусок морены, и в последнем лесочке перед водопадом и подъемом к озеру заночевали, поскольку хотели стоять в лесу с костром, в теплом безветренном месте.
Весь вечер сидели у костра и общались, пекли кедровые шишки в золе и пили компот из жимолости.

25 июля
С утра дети играли на морене, строили себе домики, а потом решили, что это – их королевство. А Гришка – король. Слушать их было очень забавно.
-Галя! Королева! Ко мне! Иди собирать ягоды! – приказывает Гришка голосом прораба на стройке.
-Да-да, сейчас. Я уже бегу! – совершенно не как королева отвечает Галя.
Потом пришла Катя, и сказала, что она не желает быть принцессой, и хочет играть с Галей. В итоге Галя изо всех сил пыталась всех примирить.
Когда мы уже почти собрались, Галя сообщила, что у нее опять порвались ботинки. Мужики сели шить, и тут начался дождь. Мы перетащили собранные рюкзаки под большой кедр, и сели там дождь пережидать.
Поднялись по средней и крупной морене наверх, причем тропа то терялась, то появлялась снова. Мы не искали е особо, а просто шли самым логичным образом, и время от времени нам встречались туры из камней. Камни то подсыхали, то снова намокали и становились скользкими от небольшого дождика. В одном месте Галка соскользнула с камненюки размером с автомобиль, и кувыркнувшись, приземлилась на пару метров ниже. Взрослый бы наверняка расшибся, если бы так упал. А Галка запищала немного, потерла ушибленную макушку, встала и полезла дальше. Мы поднялись по кустам, потом снова по крупной морене, и вышли чуть выше зеленого озера. Там тоже есть стоянки, но не такие защищенные от ветра.
От стоянки над озером тропа идет наискосок вверх по хребтику, а потом траверсирует крутой травянистый склон. На этом траверсе у нас чуть было не случилось небольшое ЧП – Катька упустила свой рюкзачок, и он, подпрыгивая, поскакал вниз, к озеру, а я чудом успела его поймать на лету – и при этом сама не упала. Оказывается, Катьке стало жарко в плаще, и она решила посреди перехода свой плащ снять и убрать в рюкзак. Со свойственной ей эмоциональностью, она скинула рюкзак, и швырнув его на землю, начала стягивать надоевший плащ. А рюкзак тем временем не стал ее дожидаться, а поскакал вниз, отскакивая от склона, и скатился бы прямо в озеро, если бы я его не успела перехватить.
Мы вышли на более-менее ровные ложбинки, и полезли по моренным валам, по травке и камням. Через какое-то время зеленое озеро скрылось за перегибом склона, зато впереди чуть ниже показалось синее озеро. Красотища там неописуемая, жарки и аквилегии, озера изумительных оттенков, огромные снежные склоны, трещиноватые ледники, скалы и снова ледники, вершины и перевалы.
Я в очередной раз подивилась красоте этих мест, и снова подумала о том, что Алтай – совсем не детские горы. Даже взрослым тут нелегко, и требуется немало сил и выносливости, чтобы сюда попасть, и пройти там, где мы ходили. В подобный поход я бы не всякого взрослого взяла, и уж точно – не всякого ребенка. Не каждый готов идти целый день, по камням и бурелому, по кустам и болотам, вброд через ручьи и реки, местами без тропы… К тому же на Алтае не редкость - несколько дней дождя подряд, и даже несколько недель плохой погоды тут тоже вполне могут быть. Наши дети к таким вещам привыкли давно, чуть ли не с младенчества, ведь мы брали их с собой в лес с самого раннего возраста.
Например, когда Гале было всего 8 месяцев, мы ходили
По Алтаю с младенцами.
И с тех пор мы таскали их с собой в лес каждые выходные, с ранней весны и до поздней осени, в дождь и ветер, пешком и на катамаранах, в Крым и на Урал. Наши дети много чего знают и умеют, особенно – в лесу. Я уверена, что они могут пройти во всех местах, где могу пройти я сама.
Перед походом на Алтай я боялась, что для детей будет безумно сложно ходить по морене и по карликовой березке, но наши дети на удивление быстро этому всему научились. По крупным камням дети ходят едва ли не лучше нас. Во всяком случае, пока у детей не слишком тяжелые рюкзаки, они скачут по камням лучше, чем груженые взрослые.
И вот когда мы шли от синего озера к некатегорийному перевалу Рижский, который ведет в долину другого ручья, впадающего в Кучерлинское озеро, я очередной раз подумала, что мы забрались с детьми так высоко и далеко, что не каждый взрослый смог бы сюда сам добраться!
Тем временем позади нас над отрогами Белухи громыхала гроза, и вскоре дождик дотянулся и до нас. Камни стали такими скользкими, что мы всерьез призадумались, идти ли нам дальше – или стоять тут. Впрочем, дождь скоро прекратился, и камни подсохли. Мы перешли по сыпучим камням перевал, и увидели внизу под собой небольшое озерцо. Мишка предложил встать прямо на перевале, раз уж там есть хорошие каменные площадки, но мы решили, что лучше сегодня спуститься справа по крупной морене к озеру. И не зря спускались! У дальнего края озера, возле ручья, вытекающего из него, есть отличные моренные площадки, и даже немного травы и цветов там имеется – желтые маки, и еще какие-то фиолетовые цветочки. Мы поставили палатки с видом на озеро, и с утра могли сфотографировать горы, отражающиеся в нем, даже не выходя из палатки. А еще у нас перед палаткой рос кустик лука, и мы набрали лучок для супа!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment