jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Category:
  • Music:

Крым: день пятый. подъем на яйлу

5 мая
С утра на траве был иней, зато небо было чистое, синее-пресинее. Впрочем, к 12 небо уже изрядно затянуло, и вид был уже не такой красивый.
В 8.30 встали Дима, Лиза и я. Развели костер, сварили кашу, стали всех поднимать. Димыч от еды отказался и сказал, что плохо себя чувствует. Мишка долго его смотрел, и сказал, что похоже, что давление завалилось. Сделал Димычу специальный массаж, напоил горячим сладким чаем, и сказал, что скоро все пройдет.
Дети все утро играли в солдатиков, и скакали над речкой. Мы тормозили и ждали, как будет себя чувствовать Димыч. Когда стало заметно, что ему уже лучше, мы разгрузили его полностью, и двинулись в путь.
Мы снова прошли на горку, к деревне, и от последнего дома пошли налево –вверх по дороге среди сосен. Минут через 10 на этой тропе была обнаружена отличная полянка с чистейшим ручейком, который весело журчал по канавке из камней. Шикарная стоянка – надо запомнить! Впрочем, мы тоже неплохо ночевали, и дров там было много. А главное, дети были совершенно счастливы, что есть речка!
Дорога промаркирована красными кружочками на камнях и деревьях, и идет сперва вдоль ручейка, потом по просеке вверх, через красивейший сосновый лес. Солнышко, которое сияло с утра, к 12 начало прятаться за тучами, но настроение у всех хорошее. Огромные сосны уходят кронами под облака, а их закрытые от холода шишки похожи на конусы – больше моего кулака! А иголки длинней, чем моя ладонь! Я даже видела как-то корзиночку, сплетенную из таких длиннющих иголок…
Правда, чтоб немножко подпортить нам радость, в этот день мы нашли на себе с десяток клещей – у Стаськи, у Женечки, у Мишки, и штук 5 у меня. К счастью, и масло, и пинцет были близко, и мы всех клещей быстренько повыкручивали.
На каждом привале мальчишки начинали делить палки, отбирать их друг у друга, и воевать. Например, Гришки решили, что из палок, воткнутых в край дороги, выйдет отличная мишень, и стали кидать камнями по палкам. А Владя решил свою палку забрать, и едва не схлопотал камнем по уху. Пришлось вмешиваться…
Дорога шла сквозь буковый лес, причудливый и загадочный. То попадалось нам дерево, похожее на кисть гигантской руки с длинными ветками-пальцами, то огромные дупла манили детей, а в одном месте нам попалось два дерева, сросшихся так, будто сбоку от ствола была ручка от чайничка.
Маркера ушли с колеи, и повели нас вверх по камням, и через некоторое время мы поднялись наверх, на опушку леса. Там на полянке мы уселись на перекус. Пока мы сидели, туча спустилась пониже, и мы испугались, что вот-вот начнется дождь.
Мужики очень оперативно натянули тент, перетаскали под него все наши рюкзаки, и запалили небольшой костерок. Погода меж тем все портилась и портилась, но дождя все не было, а был холод и ветер. Дети носились по краю поляны, почти исчезая в сгущающемся тумане, лазили по деревьям и камням, и были вполне довольны. А мы сгрудились вокруг костерка, и никак не могли себя заставить идти дальше. С одной стороны, хорошо бы сегодня подняться наверх, на яйлу, а с другой стороны, в такую хмарь хочется поставить палатки, и под тентом сидеть у костра…
В итоге желание подвигов победило здравый смысл, и мы сняли тент, потушили костер, и пошли дальше. Туман к этому времени сгустился, и видимость стала метров 10-15, не больше. Мы очень старались идти плотной группой, но хвост все равно «терялся» в тумане.
Буквально через 10 минут после того, как мы отошли от своего костерка, мы вышли на поляну со множеством кострищ. Мишка даже сбегал в овраг – но воды в нем не обнаружил, и все еще раз подтвердили, что мы пойдем упорно до самого верха яйлы, и что в 17 вставать на ночь глупо.
Через 5 минут мы подошли к поляне с оборудованным родником, к которой стекалось множество тропинок. Пока мы набирали в роднике воду – на всякий случай, чтоб быстрее было ужин готовить – начался нормальный дождь. Туман, впрочем, остался – мы шли сквозь тучу, и она проливала на нас часть свой влаги.
В тумане мы сперва выбрали не ту тропу, которая ведет наверх, перешли ручеек, и по другому берегу вылезли на поле, где обычно ночуют группы. Спустились обратно к роднику, и на этот раз нашли верную дорогу. Видимость совсем фиговая, приходится все время перекрикиваться, чтоб знать, что «хвост» на месте.
Прошли еще немного – и вышли на заснеженный склон. И это в мае! Ну ничего себе! Буки в этом месте еще не начали зеленеть, только почки слегка набухли. А под этими серыми буками – слой коричневой мокрой листвы, а местами – поля желтой примулы!
Картина фантастическая: из тумана в буковом лесу появляются дети, все в разноцветных капюшонах – ну прямо хоббиты, или гномы, или какой-то сказочный народец. Впрочем, ныли некоторые из этих хоббитов не по-детски, потому что устали, и замерзли, и промокли на фиг. Владя вопил, что дальше не пойдет, и норовил сбросить рюкзак, а на него рычали все, кому не лень…
Мишка в каком-то месте взял и свернул с дороги, и мы полезли прямо вверх, сперва по какому-то овражку среди буков, потом по полю с жесткой травой и редкими сосенками. Если б не туман, мы б могли увидеть весь свой маршрут! А так мы шли под проливным дождем, и подталкивали ноющих детей, а под сосенками мы вдруг увидели мой любимый цветок – сон-траву или прострел! Он стоял, такой пушистый и мокрый, как серебристый грустный зверек! Даже рыжую серединку не видать было…
Пока Мишка сбегал наверх на разведку, мы раздали шоколадку, и народ повеселел. Мишка тоже вернулся с хорошими новостями. Он сказал, что мы уже почти на самый верх поднялись, и за перегибом есть отличное место для ночевки, там и снежничек есть, так что с водой проблем не будет.
Мы поднялись на лысую макушку горы, спустились в ложбинку, и поставили лагерь среди сосенок и колючих кустов ежевики. Дождь продолжал хлестать, и ветер наверху дул изрядный, так что все успели порядочно замерзнуть. Я поставила палатку, втащила в нее все вещи, расстелила пенки и спальники. И так мне было трудно заставить себя вылезти из теплой палатки наружу, в ветер и дождь!
Натянули под сосенками тент и тросик. Дима Бережецкий напилил сосновых дров, и нарубил нам тоненьких щепочек для костра, но костер все равно долго не хотел разгораться – мы уж и дули на него, и сидушкой махали, но щепки промокали куда быстрее, чем загорались, и костер еле тлел, а мокрые дети, стуча зубами, толклись вокруг и плакали от дыма. Анька, Юля и Оля с разных сторон дули в костер, одновременно отодвигая детей, чтоб не садились прямо на него.
Чтоб не так тоскливо было, стали петь согревательные бодрые песни:
Гномы, гномы
Капитан Беринг открыл наш дикий берег
На далеком севере ходит рыба кит
На далекой Амазонке

Дети мои очень просили, чтоб я им спела не детские песенки, а «Чукотку» Визбора, и пришлось петь, хотя она и не такая быстрая. Потом спели
Ах, ну почему наши дела так унылы
Ой, ну право же, провал у пилигрима
Пошел от перрона паровоз
Да разве могут дети юга

Наконец костер разгорелся нормально, и к этому времени дождь стал немного слабее. Мы все подсохли, отогрели закоченевшие руки, а там и вода закипела.

Сварили макароны, слопали их моментально, и дети потребовали им выдать еще и растворимую гречку, которую тоже бойко слопали почти всю. (а что не съели, то Мишке отдали)
В 10 вечера я загнала спать всех троих детей, и сама некоторое время сидела с ними в палатке и писала дневник. Видимость по-прежнему метров 10, но дождь уже стих почти.
Вечером, собравшись у костра, мы решили, что не надо было вчера петь «полгода плохая погода» и про туман, который вползает на поля. Ну что ж, впредь будем умнее. Стали вспоминать песни про тепло и хорошую погоду. Вместо этого мне в голову лезли мысли типа «грустные мысли наводит порывистый ветер», или «размытый путь, и вдаль кривые тополя», но мы эти мысли гнали, и пели:
Черное море, чудное море
(«передо мной зной, зной, зной – и вода» - звучало как издевательство, потому что мы все были в теплых шапках, и варежек очень не хватало)
Непокорная голубая волна
Набегают волны синие
Видишь, зеленым бархатом отливая
Кораблик воздушный
А в море плавают медузы
Кончался август, был туман (о, черт, опять мы про туман поем!)
Мы пойдем за белыми грибами в лес
Лодка, синяя изнутри
Круглы у радости глаза
Мне нужно на кого-нибудь молиться
После дождичка небеса просторней
Ходят кони по сосне
Скоро, скоро будем дома
Собирались наскоро, обнимались ласково
Ах, осторожно, здесь ступеньки
На краешке лета
Уеду, уеду, уеду в далекую жаркую степь


Пока мы пели, дождик кончился, костер был большой и жаркий, и мы высушили кучу детских вещей, а в 12 пошли спать.

Tags: Крым, горы, отчет, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments