jane (janemouse) wrote,
jane
janemouse

Categories:
  • Music:

Алтай: Про бытовой героизм и переправы

Сложность маршрута не всегда определяется по карте и по отчетам других групп, бывают еще и такие факторы, как погода, и высокая или низкая вода, например.
Три года назад Мишка и Юля гуляли по Алтаю, и прошли большую часть того, чо мы собирались идти сейчас, но тот год был очень жарким и засушливым. И ни одной сложной переправы у них тогда не было.
А в этом году воды было много, и плюс – пока мы ходили по Ермолаю – прошли сильные дожди. Ручейки и речушки вздулись, тропы залило, многие мосты тоже… А переправы – дело непростое, опасное, и избыток воды меня изрядно нервировал.
Первая серьезная переправа дала нас на следующий день после заброски – мы хотели, как и в прошлый раз, перейти Малый Кулагаш. Мишка очень точно вывел нас к нужному месту на реке, где поток разбивается на две протоки, и по бревнам его можно преодолеть. Но на подходах к переправе, на спуске по мокрой траве, Витька неудачно поскользнулся – и сильно подвернул ногу. Нашли ему таблетку, замотали ногу эластичным бинтом и пошли дальше, поминутно оглядываясь – как там Витька. Тигра шел, махал нам, что все в порядке, но на спусках отставал очень, и улыбался довольно натянуто.
Подошли к переправе, посмотрели. Ну лежат два бревна через этот бушующий поток, только скользкие они, заразы! По-хорошему надо бы страховку тянуть, но с другой стороны, на Ермолае и без этого бодро переходили. Перешли дети без рюкзаков, потом я несколько раз сходила – детские рюкзаки перенесла. Ну насколько ж поднялась вода! И что самое интересное, самой-то мне не очень страшно по бревну лазить над этой бурлящей пеной, но на других смотреть – как они переправляются – дико страшно.
Витька попробовал – и понял, что с рюкзаком ему – с подвернутой ногой – идти совсем неуютно, и благоразумно рюкзак ставил – пошел только с фотоаппаратом. Перешел. Мишка взял его рюкзак – а у Витьки рюкзак был не самый легкий, и не под Мишкин рост настроенный – и как Мишка там скользил и качался на этой переправе – просто ужас-ужас!
Но эта переправа была сущим пустяком по сравнению с тем, что ждало нас дальше.
Мы прошли знакомой тропой вдоль реки Большой Кулагаш, и я с удовольствием сходила бы туда еще разок! Там такие зеленые озера и черточки лесов! Там водопады, там кедры и бурундуки – там прекрасно!
Оттуда мы перелезли через скально-осыпной перевал на речку Тегеек. Перевал назвали в честь Мишкиного отца, погибшего в горах, и в честь его деда – перевал Рязанских. Что я могу сказать про этот перевал? Он отнюдь не простой, и весьма похож на другие скально-осыпные единички Б – скажем, «Рига-турист», который мы ходили 2 года назад. Не люблю я подобные перевалы, где все скалы вынимаются из под рук при попытке за них ухватиться, а камни сползают из под твоих ног и грозят зашибить тех, кто идет ниже. Вдвоем такой перевал идти проще, а вот когда группа в 10 человек, то крайне сложно идти так, чтоб никто ни на кого не ронял камни. В итоге приходится одним лезть, другим прятаться и пережидать – получается очень долго. Если добавить на подъеме еще дождь и град, и уточнить, что сам взлет мы лезли 3 часа, не снимая рюкзаков, то вы поймете, почему на перевале мы все не выглядели уж очень счастливыми. Мы долезли конечно, да, но там наверху был лишь узкий гребень, а внизу топорщились скалы, и как спускаться – было совсем не так очевидно, а ветер отнюдь нешуточный. Мы, стуча зубами, съели перевальную шоколадку, и заторопились вниз. Было ясно, что до реки Тегеек нам не дойти, но хотелось хотя бы встать на морене на ровном месте, а не прямо на склоне. Спускались мы тоже под дождем, скользя и падая, и дети успели изныться и замерзнуть, прежде чем мы нашли на мореных валах хоть сколько-то пригодное для ночевки место.
Встали на камушках, в просвете без дождя поставили палатки – и мужики разбежались искать воду. До реки было еще почти столько же, сколько до перевала, а ручьев не было видно. Мы на всякий случай расстелили тент на камнях – и когда начался дождь, собрали с тента несколько литров воды и града. А Катямур с Ваней тем временем нашли над нашей стоянкой лужу, и набрали из нее нечто, ну, назовем это водой с глиной.
Все были насквозь мокрые и замерзшие, а дождь все усиливался. И – как обычно – самую героическую роль взял на себя Мишка. Пока все остальные переодевались в палатках в сухое и чистое, Мишка кипятил воду, делал нам всем еду, разносил по палаткам картошку и чай, и все, что к чаю и картошке полагалось.
Интересно, кто бы взял эту роль на себя, если б не Мишка?

На следующий день мы потратили все утро на разглядывание и съемку рыжих и толстых местных грызунов – пищух. Эти смешные ушастые зверьки бегали совсем близко к нам по камням, деловито таскали какие-то палочки и веточки, и покрикивали, глядя на нас.
Посмотрели мы на погоду, на состояние группы – и решили не идти на следующий перевал, а вместо этого спуститься вдоль речки Тегеек. В лес к костру хочется, а на такие же мокрые камни – что-то не тянет. Устали мы после Ермолая…
Спустились мы к реке (по пути попался нам склон с черникой, да такой крутой, что на горных лыжах такая трасса была б непроходимой, ну или сложной черной – а мы там шли вниз с рюкзаками, и ели на ходу чернику!)
Вдоль реки мы шли звериными тропами, довольно успешно выбирая дорогу и обходя каньон и прижимы. Вышли к разливу, прошли его по камням, и под вечер уперлись в очень крупный приток. Как тут не вспомнить про Ермолай?! Там тоже был такой вот мощный приток водопадного типа. Только этот, пожалуй, был шире и страшнее…
Мы остановились и призадумались. И тут Мишка предложил гениальную идею – мы вернемся немного назад и там перейдем основной Тегеек, а не его приток. И сразу окажемся на нужном нам берегу Тегеека. Идея звучала заманчиво…
Мы все сняли рюкзаки, и мужики пошли искать, где делать переправу. И тут ими овладела жажда подвигов. Ну, или гигантомания или взыграло у них – не знаю. В общем, сейчас уже сложно восстановить, кто был зачинщиком инициатором, но решили наши мужики воздвигнуть мост через Тегеек – и не просто хлипенькое бревнышко, которое первым паводком снесет – а мост на века. И выбрали они для своих честолюбивых планов огроменную сухую лиственницу в полтора обхвата толщиной.
Тем временем мы, поняв, что дальше нам уже не уйти сегодня, ибо у мужиков намечен подвиг, стали искать места под 4 палатки и под костер. Задача была нетривиальная – склон там изрядный, и камни на нем валяются крупные, но мы кое-как разместились. Мы поставили лагерь, сварили ужин, сделали чай – а намеченный подвиг все не приближался… Сперва мужики пытались пилить эту огромину пилой-цепочкой, но ход бы от силы 10 см – так пилить крайне неудобно и утомительно. Мы с Алькой приходили сменить мужиков, и они в изнеможении отползали, уступая нам… а потом они взялись за дело ножовкой – и прогресс стал куда более очевиден. Но мосту не суждено было случиться.
Когда раздался страшный грохот, и дерево упало, Гришка помчался на берег полюбоваться – и вернулся с ошеломляющей новостью: лиственница раскололась!
Толстенной дерево было завалено с идеальной точностью, и не перегородило бы реку, а легло б над водой и служило бы долго, если б не было столь хрупким. От удара о дальние камни ствол раскололся на несколько частей, и один из разломов был как раз посреди реки. Края бревна были над водой, но в середине кусок залило сразу. Правда, это не помешало нам на следующий день перейти по этому бревну, но моста, который служил бы много лет, не вышло. А жаль! Идея была красивая! И потом, в жизни всегда есть место подвигу – за этот поход мы данный тезис подтвердили неоднократно!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments